– Как это кровь не твоя? Вон вся морда разодрана! – Пустяки, прячься, я говорю,



– Как это кровь не твоя? Вон вся морда разодрана!
– Пустяки, прячься, я говорю, погоня может быть!
– Да какая погоня? Ты же из бурелома вылез, кто там пройти может?
"Тоже верно. Нервы, сэр, нервы. А болит-то все как, все бока отбил, только сейчас и почувствовал. Точно - нервы".
Мишка осознал, что его ощутимо трясет, а все тело исхлестано ветвями и избито, но переломов и вывихов, вроде бы, нет, иначе не добежал бы.
– Минька, дурень, да что случилось-то? - У Юльки уже лопалось терпение. - Кровищей перемазан, трясешься весь, штаны порвал, рубаха… Ой, рубаха-то прорезана! Да не молчи ты, Минька!!!
– Успокойся, убивали меня…
– Благодарствую, успокоил… придурок…
Юлька еще что-то говорила, но мишка уже не слушал. Над черным на фоне заката тыном появилось, наконец-то светлое пятно лица. Кто это был, Мишка разобрать не мог, но призывно замахал рукой и, на всякий случай еще раз повторил сигнал свистом. Лицо исчезло, и почти сразу из лаза в тыне начали выскакивать ребята из Младшей стражи. Сотню с небольшим метров они могли преодолеть за считанные секунды, поэтому Мишка не стал их ждать, а призывно махнув рукой побежал вдоль опушки леса. Лезть в лабиринт бурелома смысла не было, быстрее получалось оббежать его краем леса.



 
 

<<...