– Спасибо, Юленька… Умница ты моя… Юлька на секунду смутилась от столь непри



– Спасибо, Юленька… Умница ты моя…
Юлька на секунду смутилась от столь непривычного обращения, но тут же ощетинилась.
– Вот еще - твоя! Размечтался! - Помолчала и ворчливо добавила: - Ешь, давай. Повезло тебе: рубаху разрезали, а до тела не достали…
Наступило неловкое молчание. Мишке хотелось сказать ей еще что-нибудь ласковое, а Юлька, наверняка, была бы рада это услышать. Но Мишка молчал, как будто ему действительно было четырнадцать лет, и не было в его долгой прошлой жизни девушек и женщин…
Паузу прервал подошедший Митька. И так, словно был не мальчишкой, а бывалым воином, обратился сначала не к старшине, а к лекарке, появлению которой, вроде бы, совсем и не удивился:
– Ну, как он?
– Побитый, но ничего страшного, домой его надо, чтоб отдохнул.



 
 

<<...