– Ты чего, Минь, вчера не насмотрелся? – Так некогда было разглядывать, все бо



– Ты чего, Минь, вчера не насмотрелся?
– Так некогда было разглядывать, все больше бить приходилось. Ну что, пойдем? Или боишься?
– С тобой - не боюсь!
От этого "с тобой" Мишку аж в краску бросило, такой верой и преданностью были наполнены слова "кинолога".
Трупы лежали поодаль от церкви, на тех же носилках, на которых их приволокли ратники Младшей стражи. Чуть в сторонке кучковались бабы, что-то горячо обсуждая, и мгновенно умолкнув, стоило только в поле их зрения появиться Мишке. Мишка подошел поближе и сразу же убедился, что Прошка не врал - лиц у покойников не было.
На головы обоим были накинуты капюшоны маскхалатов, оставляя открытыми только рты и подбородки. У одного из убитых вся борода и усы были залиты кровью, так что из-под капюшона торчал какой-то жуткого вида кровавый колтун, а второму в растительность на лице густо набились: трава, опавшая хвоя и прочий лесной мусор. К тому же, видимо в предсмертной судороге, он жутко оскалился. Впечатление создавалось сильное, ничего не скажешь.



 
 

<<...