– Михайла-то не помнит, наверно, совсем мальцом был, а ты Лавруха припомни-ка, ка



– Михайла-то не помнит, наверно, совсем мальцом был, а ты Лавруха припомни-ка, как лет девять или десять назад от нас холопы скопом сбежали. От нас тогда тоже один ушел, Еремой звали. Коня свел и девку соседскую уволок - старшую сестру Прошки… Как ее звали-то?… Запамятовал.
– Двенадцать. - Неожиданно вставил Лавр.
– Что двенадцать? - Удивился дед. - Я девку вспомнить не могу, а ты "двенадцать"!
– Двенадцать лет назад это было - пояснил Лавр. - Примерно в это же время, как раз пахать сеять собирались. Вспомни, батюшка: в том году, как раз Великий князь помер.
– Ну, так двенадцать. - Не стал спорить дед. - И помнишь, Лавруха, чем все кончилось?
– Еще бы не помнить! Подо мной тогда коня ранили, как без убитых обошлось, не знаю. Погнались-то без броней, кто в чем. У Панкрата с тех пор левая рука в локте не гнется, торчит, как палка. Ефрему Кривому чуть второй глаз не вышибли, Пузану стрела…



 
 

<<...