– Здрав будь, Корней Агеич. Дед смотрел на мужика так, словно пытался что-то вс



– Здрав будь, Корней Агеич.
Дед смотрел на мужика так, словно пытался что-то вспомнить и никак не мог.
– Здравствуй и ты… Кхе…
– Не узнаешь меня, дядя Корней?
Мать вдруг ахнула и схватилась руками за лицо.
– Лёша… Лёшенька! Господи, седой весь!
– Здравствуй, Аннушка, а ты еще краше стала!
Мать соскользнула с седла, торопливо шагнула к приезжему, оступилась, чуть не упала, но мужчина подхватил ее сильными, даже с виду, руками.
– Вот и свиделись, Аннушка, я и не думал…
– Лёха! - К деду вернулся дар речи. - Лёха, ядрена Матрена, а говорили: ты убитый! - Дед обнял Алексея. - Я же по тебе заупокойную службу в Турове справил. - Голос у деда дрогнул. - Наврали, значит…
– Если и наврали, то не сильно, дядя Корней. Но заживо отпетые, говорят, сто лет живут.



 
 

<<...