– Ну и ладно… Кхе… Ну и слава Богу. Как Любаша, как детишки? Алексей дернулся,



– Ну и ладно… Кхе… Ну и слава Богу. Как Любаша, как детишки?
Алексей дернулся, как от удара, сильнее прижал к себе мальчишку и сдавленным голосом буквально вытолкал из себя в несколько приемов фразу:
– Нету никого, дядя Корней… Ни Любаши… ни… Вот, вдвоем мы с Саввушкой остались.
Мать снова ахнула, а дед, растерянно потоптавшись и, видимо не найдясь, что сказать, обернулся к внукам.
– Михайла! Анна, Мария! Подите сюда! Это Алексей… - Отчества дед вспомнить не смог, а может быть, и не знал. - Лучший друг отца вашего… Мать вашу ему сосватал… Как же так? Катерина, дети… А Фролушка мой тоже…
– Знаю, дядя Корней, Никифор мне рассказал. - Алексей уже справился с собой и говорил нормальным голосом.
– Кхе… Да… Сколько ж мы с тобой не виделись? Лет десять?



 
 

<<...