- Ты же сам сказал, что он в бою страшен. - Страшен - не значит хороший. Вон у нур



- Ты же сам сказал, что он в бою страшен.
- Страшен - не значит хороший. Вон у нурманов есть воины, берсерками называются, потому, что в бою в бешенство впадают. На них тоже смотреть страшно: рычит, как зверь, изо рта пена лезет, край щита зубами грызет. А Пимен - десятник одному такому как врезал снизу сапогом по щиту, так этому берсерку окантовка в рот до самых ушей въехала. Сразу страшным быть перестал. Прилег на травку и о чем-то своем - нурманском - задумался. Тихий стал, ласковый. Так и помер в благости, сердешный.
- А Андрей?
- Андрей - другое дело. Во-первых, силы у него - немерено. Ты не смотри, что он не самый высокий и не самый широкий в плечах, хотя и не худосочный. Сила не всегда снаружи видна. Меч его видел? Таким только двумя руками ворочать, а Андрюха им одной рукой, как прутиком помахивает. А во-вторых, на лицо его глядел? Всегда спокоен, ни радости, ни злости - ничего. А в бою вообще затвердевает, как у идола деревянного на капище. И вот это действительно страшно. Ни с каким берсерком не сравнишь. Смотрит на тебя и, вроде, не видит, а как мечом махнет - смерть! Не дай Бог в бою ему в лицо посмотреть, даже своим жутко бывает, хотя и привыкли, а уж ворогу… Случалось, наскочит на него какой молодец, глянет в лицо и оторопеет: застынет - ни рукой, ни ногой не пошевелить. Андрюха, правда таких не убивал, плашмя глушил.



 
 

<<...