Когда он сумел продышаться и поднять голову, открывшаяся картина красочно иллю



Когда он сумел продышаться и поднять голову, открывшаяся картина красочно иллюстрировала полный и безоговорочный провал бунта против главы семьи. Лавр лежал на земле лицом вниз и, видимо, пребывал в глубоком нокауте. Немой, с окровавленным лицом и в разодранной рубахе подпирал колом дверь в избушке, из-за которой доносились истерические крики матери. В нескольких шагах от Мишки пластом лежал Чиф, а на крыльце нового дома Машка и Анна-младшая суетились возле лежащей тетки Татьяны. Та, видимо, выбралась из дома на крики и упала потеряв сознание. Рядом в два горла ревели перепуганные Сенька и Елька.
Долго разглядывать "пейзаж после битвы" Мишке, впрочем, не пришлось. Созерцание прервал крепкий удар палки и голос деда:
- Ты на кого оскалился, щенок?



 
 

<<...