Пришел в себя Мишка только утром следующего дня. "Однако, это что ж я всю ночь в



Пришел в себя Мишка только утром следующего дня.
"Однако, это что ж я всю ночь в отрубе был? Вряд ли, скорее всего, обморок перешел в сон, такое, я слышал, бывает. Блин, но напихали мне вчера от души… Спину жжет, но не очень сильно, голова… с головой тоже непорядок. Пару раз я вчера в нокдауне побывал. Сначала Немой двинул, потом - Лавр. А может и не нокдаун, а нокаут? Что-то смутно некоторые вещи помню, а некоторые вообще… Когда Немой Лавра вырубил? Где дед палку взял? Откуда Чиф появился? Нет, не помню, значит отключался. Не удивительно, что голова болит. Потом же еще дед несколько раз палкой огрел, но, вроде бы, не по голове… И еще плетью: четыре раза… или пять? Все равно, для пацана - достаточно. До чего же пить хочется. И нет никого, придется вставать".
Решить оказалось легче, чем сделать. Едва он сел на лавке, все вокруг поплыло, к горлу подкатила тошнота, Мишка попробовал для устойчивости ухватиться за край лавки и почувствовал, как правое запястье резануло болью. Поднес руку к глазам, да, похоже, эта часть тела пострадала больше всего. Запястье было туго забинтовано, но пальцы и часть ладони, видимая из-под повязки, распухли и посинели.



 
 

<<...