- Верно в твоих книгах написано: все от цели зависит. - Дед сожалеющее вздохнул. -



- Верно в твоих книгах написано: все от цели зависит. - Дед сожалеющее вздохнул. - Эх, мне бы в твои годы такой отец Михаил попался… А своих… Своих надобно всему учить! И тому, и другому.
- Тогда получается три этапа… э-э… три срока обучения. В первый срок учим всех одному и тому же. Потом разделяем: охрану учим одному, ратнинцев другому. Наших людей учим вместе с ратнинскими. Потом, в третий срок, учим наших тому, чему учили охрану. Так?
- Вроде бы, так. Кхе! Хитер ты, Михайла, наши-то лучше всех выучены будут!
- Так для себя!
- А для сотни? Я сотню не брошу, какая бы она ни была!
В голосе деда слышалось не просто упрямство, что-то в тоне, которым были произнесены эти слова, "зацепило" Мишку, напомнило нечто из ТОЙ, прошлой жизни. Да! Таким же тоном говорили мужики, отказывающиеся выбросить партбилеты, после указа Ельцина о запрете Компартии. Обычные мужики: строившие, воевавшие, растившие детей, непричастные ни к репрессиям, ни к злоупотреблениям, ни к маразматической дури "партстарцев", ни к перестроечной шизофрении.



 
 

<<...