Мишка стоял рядом, смотрел, как Юлька перевязывает Матвея, что-то воркует своим "



Мишка стоял рядом, смотрел, как Юлька перевязывает Матвея, что-то воркует своим "лекарским голосом" и чувствовал, как откуда-то изнутри поднимается чувство нежности. Вроде бы, девчонка, как девчонка, тоненькая, даже хрупкая, обманчиво слабые на вид тонкие пальцы и запястья. Слабые, пока не почувствуешь на себе их тренированную лекарскую хватку. Чуть вздернутый носик, узкое лицо - ничего общего с круглолицей и толстоносой Настеной.
Голова замотана серым шерстяным платком, из-под которого выглядывает перехватывающая лоб девичья повязка с вышитым красным узором. Шубейка, сшитая мишкиной матерью из тех самых волчьих шкур, подшитые кожей войлочные сапожки, сильно напоминающие обувку ХХ века с романтическим названием "Прощай молодость", разве что, без застежки "молния". Одежка удобная, добротная, но неброская, по Ратнинским понятиям, даже бедноватая, хотя лекарка Настена была отнюдь не бедна.



 
 

<<...