- А твой обоз громили когда-нибудь? - Было дело. - Посерьезнел Илья. - Два раза я



- А твой обоз громили когда-нибудь?
- Было дело. - Посерьезнел Илья. - Два раза я в такую неприятность попадал. Один раз, я еще совсем пацаном был, нурманы с цареградской службы через наши земли к себе возвращались. Ну, как у них и водится, грабили по пути, где силы хватало. Мы им, как раз на переправе и попались. Почти всех вырезали, я только тем и спасся, что телега опрокинулась, я в воду упал, и течением меня в сторону отнесло. Потом сотник Агей их на переволоке догнал, и тоже всех до одного порешили. В ладьи ихние покидали, кого и живым еще, да сожгли. У нурманов, правда, говорят, обычай такой - умерших князей, да воевод вместе с ладьей сжигать. Так что, Агей им всем, вроде как честь оказал…
А второй раз, когда с Волыни уходили. Нагрузились так, что еле ползли. Волыняне на ратников-то наскакивать опасались, крепко их тогда побили, а на обоз, хотя и с охраной шли, несколько раз налетали. У меня в телеге здоровенная бочка с вином стояла, удачно так, со спины меня от стрел берегла. И надо же было такому случиться, что сразу двумя стрелами ее пробило. Вино и потекло. Наши подбегают по одному, шлемы под струйки подставляют, и мне дырки заткнуть не дают. И главное что? - Илья с досадой шлепнул себя по колену. - Каждый говорит: "Подожди, я вот наберу, а потом затыкай". А потом еще один и опять тоже самое, и конца этому не видно.



 
 

<<...