- Так может, объяснишь, деда. Я-то тоже не очень точно знаю. - "Прикинулся шлангом"



- Так может, объяснишь, деда. Я-то тоже не очень точно знаю. - "Прикинулся шлангом" Мишка. - Так только, намеками.
- Кхе… В общем, такое дело… - Дед все еще колебался. - Славка… Князь Ярослав Святополчич, когда на Волынском столе сидел, грамоту мне пожаловал… На боярство и воеводство Погорынское. - Дед умолк, снова о чем-то задумавшись.
Мишка затих, боясь спугнуть удачу. Ляпнешь что-нибудь не то, и дед, из чувства противоречия, возьмет и упрется, с места не сдвинешь - упрям сотник Корней, временами, как баран. Лавр тоже немного помолчал, но потом опять не выдержал:
- Ну, так и что, батюшка? Князю виднее: кого чем награждать. Что, пропала грамота, что ли?
- Да не пропала, Лавруша, не пропала. У Федора она хранится до сих пор.
- Так что ж тогда?
- Понимаешь, сынок. - Дед впервые за все время, что помнил Мишка, назвал Лавра сынком. - Князь Ярослав всегда считал, что имеет наследственные права на туровские земли, а князь Мономах, как раз наоборот, этих прав за ним не признавал. Так Славка… князь Ярослав Святополчич извернулся - взял и приляпал на грамоту отцовскую великокняжескую печать. И год поставил тот, когда еще его отец Святополк Изяславич Великим Киевским князем был. Так что, ни Мономах, ни Мономашичи эту грамоту оспорить не могут, но нечестно же!



 
 

<<...