- Аллилуйя! Чист отрок! Слава Богу! - Ну и чего, спрашивается, всполошились? - Се



- Аллилуйя! Чист отрок! Слава Богу!
- Ну и чего, спрашивается, всполошились? - Сердито пробурчала Настена. - Я же сразу сказала: нет в нем тьмы. Не могло ничего на него перекинуться, заклятье-то на Татьяну было.
Стало понятно, отчего Настена выглядит такой сердитой - старые счеты с попами. Отец Михаил, видимо вообразил, что нечистый дух мог переселиться из куклы в Мишку.
"Опять, блин, спасает не тонущего. Прямо, как в старом анекдоте: "Дурак, живу я здесь!".
- А теперь, ступайте-ка все отсюда, - скомандовала Настена - с душой у парня все в порядке, а я телом займусь - вон, зеленый весь, как лягушка, руками еле шевелит. Ступайте!
Все потянулись в двери, отец Михаил попробовал, было, поупираться, но Алена, похоже, даже не заметила его усилий. Все, наконец, вышли, только Юлька осталась стоять у стены с выражением на лице, более подходящим гладиатору, вышедшему на арену, чтобы победить или умереть.



 
 

<<...