- Рюген? - Дед задумчиво поскреб в бороде, воспоминая о концовке торжественного



- Рюген? - Дед задумчиво поскреб в бороде, воспоминая о концовке торжественного ужина, кажется, были смутными, если вообще были.
- Ага. - Злорадно добавил Мишка. - И даже пошли, но в разные стороны. Ты - в оружейную кладовую, а Илья в нужник. Там и уснули.
- Кхе! Я тебе велел уняться со своими шуточками.
- Прости, деда. А вот, насчет людей для Данилы…
Дверь снова отворилась.
- Да что ж такое-то? Ядрена…
В горницу впорхнула малышка Елька и бесстрашно просеменив к деду, сосредоточенно сопя, полезла к нему на колени. Младшую внучку дед любил, баловал, с удовольствием держал ее на коленях и вообще: относился к ней необъективно и непедагогично. Мать как-то обмолвилась, что Елька очень напоминает деду его покойную дочь Аглаю.
Елька, разумеется совершенно бессовестно пользовалась дедовым расположением и буквально вила из него веревки, иногда, впрочем, совершенно неожиданно для себя, напарываясь на дедову строгость, всякий раз обливаясь по этому поводу горькими слезами. Сейчас, по всей видимости, затаившиеся за дверью женщины решили использовать Ельку, как последе средство для смягчения дедова гнева, которого на самом деле и не было в помине. НО они-то об этом не знали!



 
 

<<...