Мишка вскочил в седло, жеребец было снова надумал показать норов, но осаженный с



Мишка вскочил в седло, жеребец было снова надумал показать норов, но осаженный с максимальной жесткостью, сразу же угомонился.
- Десятник Петр! Десятник Василий! За мной!
- Слушаюсь, господин старшина! - в два голоса отозвались пацаны и лихо взлетели в седла. Ходок, не знавший о крещении своего бывшего юнги, изумленно уставился на Роську, а Никифор, совершенно по бабьи воскликнул:
- Петя, ты куда?
- Прости, батюшка, служба!
Ребята дали коням шенкеля и рысью поскакали вдоль тына, оставляя за спиной довольный голос деда:
- Кхе! А ты как думал, Никеша? А нас все серьезно!
Новобранцы, вытянутые Дмитрием в одну линию, изображали из себя способ построения, характеризовавшийся во времена мишкиной службы в Советской армии термином "как бык поссал". Позади "строя" прямо на земле громоздилась куча багажа: мешки, какие-то свертки, берестяные короба, даже один сундук - матери постарались, собирая чад в дальнюю дорогу. Одеты новые ученики были кто во что горазд. На ногах - от простецких поршней, до пижонских сафьяновых сапожек, на головах - от шапок, до ничем не отягощенной прически. Шапок, правда, было немного, по большей части волосы удерживались кожаными ремешками, а у одного паренька какой-то неславянской внешности голову перехватывала широкая полоса тонко выделанной кожи с вытесненным, явно ритуальным, рисунком.



 
 

<<...