И так она меня этими своими причитаниями накрутила, что я в церковь уже ни жив, н



И так она меня этими своими причитаниями накрутила, что я в церковь уже ни жив, ни мертв, со страху, вошел. А поп у нас тогда еще другой был - не тот, что сейчас. Как звали, не упомню уже, больно имечко у него закрученное было, но строгий был… не приведи Господь!
Поп меня для начала, конечно, спрашивает: "Как звать?" - а я-то помню, что тетка мне громко отвечать велела. Как гаркнул: "Илья!!!" - поп аж отшатнулся! "Что ж ты орешь-то так? Труба Иерихонская, прости Господи!" - говорит. Тут-то меня первый раз задумчивость и охватила. Печные трубы знаю, трубы, в которые дудят, тоже знаю, слыхал, что еще какие-то водяные трубы бывают, а вот иерихонские… - Илья в деланном изумлении пожал плечами и повертел головой. - Хоть убей…
Ну а поп дальше меня спрашивает, как положено: "Не поминал ли имя Божье всуе, почитал ли родителей?" - Мне бы сказать: "Грешен, отче" - а я все про трубы размышляю. Потом спохватился, прислушался, о чем речь идет, а поп как раз и спрашивает: "Не желал ли осла ближнего своего?". Тут меня и во второй раз в задумчивость ввергло! Слыхал я, что есть на свете такая скотина - осел. Вроде бы, побольше собаки, но поменьше лошади. Но не видел же никогда! Как же я его пожелать могу? Поп опять там чего-то бормочет, а я все про осла размышляю.



 
 

<<...