- Сейчас сюда явятся, так не оставят! - Отчетливо разобрал Мишка. Мужики снова з



- Сейчас сюда явятся, так не оставят! - Отчетливо разобрал Мишка.
Мужики снова забубнили неразборчиво, и в ответ снова раздался тот же громкий голос:
- Ну да! Корней тебе простит! Дожидайся! Да еще сопляк его бешеный… Тому только дай кровушку пустить! Это же он за нами верхом гнался, слава Богу отстал, наверно Афоню добить остановился.
Опять неразборчивый бубнеж, и опять тот же громкий, уверенный, без тени страха голос:
- Готовьтесь! Корней разговаривать станет, только если на крепкий отпор наткнется. Своих он всегда бережет. И молитесь, чтобы он щенков из Младшей стражи сюда не вызвал, их у него полсотни, и каждому зубки попробовать в деле не терпится. Навалятся скопом, глазом моргнуть не успеем.
"Много хочешь, гнус. Хватит с тебя и двух десятков. И наваливаться скопом мы не собираемся, не для того учились. А вот насчет "попробовать зубки", тут ты прав, пусть каждая гнида узнает: Лисовины неприкосновенны! С сегодняшнего утра - есть боярский род Лисовинов, и есть все остальные. Как говорится: и ныне и присно и… А вот "во веки веков"… Не знаю, но очень постараюсь. Если по максимуму, то лет на пятьсот с лишним".



 
 

<<...