Мишка ударил кистенем еще раз, опять попал, но этот удар уже был лишним - от порог



Мишка ударил кистенем еще раз, опять попал, но этот удар уже был лишним - от порога раздался щелчок самострела и мишкин противник, не издав ни звука рухнул на пол. Через обломки двери уже лезли "опричники" и Мишка не вставая с пола, прижался к стене, чтобы не затоптали.
Дверь в горницу общим напором вынесли, кажется, вместе с косяком, тут же раздались крики, кто-то упал, над головами блеснуло лезвие рогатины, несколько раз мелькнули в воздухе гирьки кистеней, щелкнул самострел и все стихло. Мишка расталкивая ребят вломился в горницу, выхватил взглядом скрючившегося под стенкой Григория, обошел Дмитрия остервенело лупившего кистенем лежащего навзничь мужика, и оглядел помещение, освещенное колеблющимся пламенем двух лучин.
На столе, почему-то лицом вниз, лежал мужик в доспехе, но без шлема, а присевшая перед ним на корточки женщина, что-то делала с его головой. У стены на лавке, тоже без шлема, сидел с закушенной губой хозяин дома Устин. Из его левой ноги, чуть выше колена торчал хвостовик самострельного болта.



 
 

<<...