- Гриша умер… - Пролепетал Роська бескровными губами. Кто- то, кого Мишке не бы



- Гриша умер… - Пролепетал Роська бескровными губами.
Кто- то, кого Мишке не было видно, попытался схватить Роську сзади за плечи, но мишкин крестник вывернулся и, влетев в горницу, с отчаянным криком рухнул на колени возле постели раненого старшины.
- Крестный! Прости! Не за того Бога молил! - Роська распластался на полу и оттуда продолжил вопить:
- Гриша умер, а я за другого молился, это я виноват! Прости, крестный!
Мишка дернулся навстречу крестнику, попытался сесть на постели, и тут же у него закружилась голова и все, скормленное ему только что Машкой, настойчиво запросилось наружу - не зря, видать, Настена предупреждала, что неумеренное использование ее "обезболивающего" средства может обернуться скверно. Мишку мутило так сильно, что мимо внимания прошли: и испуганный вскрик Машки, и грохот выроненной ей посуды, и дедово "Ядрена Матрена!", и появление в горнице Матвея, пытающегося поднять вопящего Роську с пола. Мишка, откинувшись обратно в лежачее положение, только тупо удивился, что больно от резкого движения стало уху, а не глазу или брови.



 
 

<<...