- Кочерга не оружие. - Мишка с трудом сдержал улыбку. - Твой противник безоружен,



- Кочерга не оружие. - Мишка с трудом сдержал улыбку. - Твой противник безоружен, не хватайся за оружие и ты. В остальном - твоя воля, мы его к себе не звали, сам пришел. Исполнять!
- Слушаюсь, господин старшина!
Семен испарился - как не было.
- Мить, сходи, глянь, как не убил ненароком - кочерга, все-таки… И объясни пацанам, что своего десятника в обиду давать нельзя. Построже так.
- Сейчас я им объясню. - Зловещим тоном, но улыбаясь, пообещал Дмитрий. - Я им так объясню…
Мишка с улыбкой проводил взглядом Дмитрия и неотступно следующую за ним Сестренку. Когда-то, в середине 50-х годов, Мишка сам в аналогичной ситуации услыхал от своего отца примерно те же слова, какие он сейчас сказал Сеньке. После Великой Отечественной прошло чуть больше десяти лет, и фронтовики были не согбенными старцами, а крутыми молодыми мужиками, которым сам черт был не брат. Милицию, при появлении хулиганов тогда не звали, разве что, скорую помощь, а молодые балбесы опасались хамить старшим - можно было так нарваться, что не дай Бог. Естественно, что отец, ушедший на фронт добровольцем в семнадцать лет, и закончивший войну в Австрии, ничего другого своему сыну сказать не мог - просто и в голову не пришло бы.



 
 

<<...