- Гм, племяш, стыд-то у тебя есть? - Мы, дядюшка, о торговле или о покаянии беседу



- Гм, племяш, стыд-то у тебя есть?
- Мы, дядюшка, о торговле или о покаянии беседуем?
- Господи, четырнадцати лет еще не минуло… Куда все катится?
- Куда? Не знаю, дядя Никифор, а откуда… Вот отсюда. - Мишка щелкнул по оловянному кубку с вином. - Когда наливал, думал о моем возрасте? Не думал? Так куда же все катится?
- Язва ты, племянник.
- Язва, не язва, а пятину с каждой куны, которую у тебя оставит посетитель, ты мне отдашь! Дальше беседовать будем?
- Будем! - Никифор плеснул в свой кубок вина и залпом выпил, плеснул еще, но Мишке предлагать не стал. - Вещай, отрок, внимаю с почтением и содроганием, ибо мудрость твоя сравниться способна только с бесстыдством твоим же! Перст Божий в сем прозреваю, указующий на скорый и непременный конец света, ибо каждое новое поколение, пришедшее в сей мир, оказывается греховнее предыдущего! Так еще дед мой говорил, а конца света все нет. Видать, тебя, Михайла, дожидались!



 
 

<<...