Экипаж достал еду - хлеб, сало, лук, кажется, кормщик не собирался приставать к бе



Экипаж достал еду - хлеб, сало, лук, кажется, кормщик не собирался приставать к берегу для ужина, видимо, ожидалась лунная ночь, и движение будет продолжаться и после захода солнца. Уходить в кормовую избу Мишка не собирался, там, пригревшись, дремал, завернувшись в тулуп, отец Михаил, а в каморке, изображавшей собой каюту, и одному-то было не повернуться. Будить монаха Мишке не хотелось, можно было переночевать и здесь на носовом помосте ладьи.
Солнце, наконец опустилось за горизонт и, хотя легкие перистые облака еще подсвечивались его лучами, здесь, в русле Пивени, заросшем по берегам лесом уже наступила бы темнота, если бы из-за макушек деревьев не начал выползать огромный желтоватый диск луны. Река снова повернула, парус стал бесполезен, и экипаж ладьи взялся за весла. Их мерный плеск и едва слышное журчание воды под форштевнем навевали сон, Мишка уже было решил устраиваться на ночлег, как рядом раздался голос отца Михаила:



 
 

<<...