- Дударик, что с ним? - Стрела вскользь по скуле прошла, почти до кости рассекло



- Дударик, что с ним?
- Стрела вскользь по скуле прошла, почти до кости рассекло.
Глеб что- то невнятно пробормотал и попытался сплюнуть, не вышло -кровавая слюна потекла по бороде.
- Я замотал, - продолжил Дударик - но там, наверно, зашивать надо, я сбегаю за Матвеем?
- Не надо, он сейчас сам подойдет, посиди пока с Глебом.
Глеб опять безуспешно попытался что-то сказать, было похоже, что кроме рассечения, он был еще и нокаутирован.
"Пижон, блин, лицо бармицей не закрывает. Отделался бы синяком, или ободрало бы слегка - вскользь не пыром, бармица защитила бы. Эх, наставники, самих бы вас выдрать!".
Что- то еще беспокоило, какое-то воспоминание. Мишка повертел головой, оглядывая двор.
"Баба в погребе? Нет, не то, пусть пока там и сидит. Что ж еще?"
Так ничего и не вспомнив, Мишка поднялся на крыльцо и вошел в хозяйский дом. В сенях лежал с пробитой стрелой грудью новый смотрящий. Рядом валялся колчан, затейливо украшенный серебряными заклепкам, и сложный, чувствовалось, что очень мощный, лук - весьма недешевое оружие. Из сеней вовнутрь вели две двери - дом был просторным. Из-за одной двери доносился детский плач и женские голоса, Мишку передернуло от воспоминаний и он направился в другую горницу, откуда раздавались мужские стоны и ругательства.



 
 

<<...