Пятеро отроков Первака поначалу вполне успешно расстреливали через окно наибо



Пятеро отроков Первака поначалу вполне успешно расстреливали через окно наиболее пьяных "бойцов", не сумевших быстро выбраться в сени. Двое стояли у стены, а трое по очереди заскакивали им на спины и стреляли в окно. Все шло гладко, как на занятиях, пока один из них - Онуфрий - не решил поискать в амбаре какую-нибудь подставку или лестницу.
Приказ, запрещавший лезть в помещения, он, видимо, забыл начисто, за что и поплатился. В амбаре его встретил племянник хозяина хутора с топором в руках, почему-то решивший не прятаться (хотя мог), а проявить геройство. Все, что успел сделать Онуфрий - вскрикнуть перед тем, как лезвие топора врезалось ему между плечом и шеей. Даже если бы топор и не прорубил бармицу, удар все равно был смертельным.
Первак подошел как раз в тот момент, когда ребята спорили: лезть в амбар или нет? Приказ опять был забыт, и десятник вдвоем с отроком Антонием ворвались по команде прыгнули в дверной проем. Сделали они все, вроде бы, правильно - Первак развернулся вправо, Антоний влево, а остальные держали наготове самострелы, стоя прямо перед входом. Однако племянник хозяина хутора оказался очень неплохим бойцом - срубив Антония, он успел, пока Первак разворачивался, кинуть десятнику пятого десятка на голову мешок из-под муки. Стоявшие настороже отроки дружно разрядили самострелы непонятно во что, мелькнувшее в дверном проеме, а Первак, так и не успев сдернуть мешок, получил удар топором в околыш шлема. Спас Первака мешок на голове, не позволивший племяннику хозяина точно прицелится - придись удар чуть ниже и Первак умер бы мгновенно. Больше племянник хозяина не успел сделать ничего - отрок Зосима, не заряжая самострел, метнул ему в спину кинжал, а потом добил, перерезав горло.



 
 

<<...