"М- да, внушил дядя Леша трепет в сердца хуторян. Поразительный он, все-таки, мужи



"М- да, внушил дядя Леша трепет в сердца хуторян. Поразительный он, все-таки, мужик. Иногда бандит бандитом, жестокий до садизма, иногда очень здравомыслящий, "на грани мудрости" наблюдатель, умеющий извлечь полезный урок из любого обстоятельства и преподать этот урок другим, иногда сентиментальный, чуть ли не до сюсюканья. И воин умелый, и человек бывалый, и… матери нравится. Столько всего намешано, прямо по Пушкину -"Ужасный век, ужасные сердца!". Только по-настоящему ужасным будет не нынешний век, а следующий - тринадцатый. Ладно, не отвлекаемся, что там у нас еще имеется?".
Следующий пергаментный свиток оказался совсем маленьким, но Мишка даже не стал его разворачивать, потому что внутри него обнаружились свернутые в трубочку листы бумаги! Желто-серая, толстая, шершавая - нижайшего качества, но БУМАГА! Мишка, вспотевшими вдруг руками, развернул листы. Чистые - неисписанные, пять штук, формат, чуть побольше, чем А4, видно, что отрезаны от листа гораздо большего размера. Мишка так долго перебирал пальцами эти пять листов, что даже Алексей оторвался от карты и уставился вопросительным взглядом. Пришлось отложить пустые листы и развернуть маленький пергамент.



 
 

<<...