Это была уже не злость, а настоящее, с трудом сдерживаемое, бешенство. Такой реак



Это была уже не злость, а настоящее, с трудом сдерживаемое, бешенство. Такой реакции Мишка не ожидал. Злость, ругань - да, но готовность убивать, а она читалась на лице Алексея, что называется, "открытым текстом" - нет. Что-то это Мишке напомнило, но раздумывать было некогда, дергая из-за пояса кистень, он отпрыгнул в сторону, Алексей шагнул за ним, вытягивая меч из ножен и… замер. Кнут Немого захлестнув его правую руку, натянулся, как струна. Старший наставник дернулся, но Немой даже не пошатнулся в седле, а где-то сбоку вдруг щелкнул самострел и возле ноги Алексея в выпирающий из земли корень березы впился болт.
Внутри старшего наставника словно перекинулся какой-то тумблер - он мгновенно расслабился, отпустил рукоять меча и оглянувшись на Дмитрия, взводящего самострел, примиряющее пробурчал:



 
 

<<...