Ничего, переживет. Я невозмутимо повесила сумку на плечо и направилась к двери



Ничего, переживет.
Я невозмутимо повесила сумку на плечо и направилась к двери, не меняя плавной походки и подставляя взгляду Джерайна свой тыл. За спиной раздалось сдавленное шипение, и звуки, издаваемые прибором, стихли, как только я распахнула дверь.
«Лесс, а может, не надо? Пожалей…»
Ребенка? – Я мысленно усмехнулась.
Остановилась в дверях, коснулась ладонью, затянутой в черную перчатку, косяка, оказавшись будто бы в раме. Обернулась через плечо.
– Как хочешь, но в окно я не полезу. Встретимся во дворе.
«Лесс, ты жестока».
Сам виноват.
За дверью раздался какой-то стук, несколько негромких щелчков, тихий металлический лязг, стук оконной рамы, еще один щелчок, грохот ставней и затем – ритмичные постукивания. Джерайн ждал меня у выхода из трактира и ни словом не обмолвился об инциденте. Еще бы он обмолвился – называется, не будите во мне зверя. И не зайца, разнообразия ради. Сам виноват, не надо было меня провоцировать.



 
 

<<...