– Все чисто. Теперь же не отвлекай меня от этой беспокойной сидхе. – Не отвле



– Все чисто. Теперь же не отвлекай меня от этой беспокойной сидхе.
– Не отвлекаю. Впрочем, с ней все не так плохо, как показалось на первый взгляд, – ребра все-таки уцелели. Чудом, конечно. Спускаться когда будем? Нам до утра нужно вернуться в один маленький трактир, иначе количество любопытных идиотов грозит увеличиться выше всех пределов. Уточню на всякий случай: любопытный идиот отличается от простого любопытного тем, что обычно он или увечный, или мертвый. Так как я пообещал одному чересчур наглому трактирщику, что всякий любопытный будет размазан по стенке, – деревню жалко.
Эльф бесстрастно – и как у него это получается? – осмотрел сидхе. Потом посмотрел на меня, и во взгляде этом читалась смесь недоверия, удивления и насмешки над моими тайнами, приправленная толикой презрения и чувства собственного превосходства. Вот за это я и не люблю эльфов. Для того чтобы убедить хоть одного сына леса [6] в том, что ты чего-либо стоишь, требовалось держать на себе его внимание в течение пяти-семи лет. Для того же чтобы на тебя обратила внимание вся их раса – нужно нечто из ряда вон выходящее, к примеру, в одиночку уничтожить такого противника, с которым бы не справилась эльфийская армия в полном составе.



 
 

<<...