Я вонзил эсси'д'шарме в череп несчастной птички. Взялся за рукоять обеими руками



Я вонзил эсси'д'шарме в череп несчастной птички. Взялся за рукоять обеими руками и ощутил поток силы, постепенно перебирающийся из мертвого тела в мое. Живое. Уже живое. Почти полностью, еще максимум день – и я войду в полную силу сильнейшего д'эссайна. Затем я отрезал кусочек мяса – какое счастье, что ночью было холодно, – и съел для удержания эффекта. Еще штук пять таких птичек – и мне не нужен будет компас. Прекрасно.
Ожидание длинноухой парочки было не слишком долгим, но достаточным, чтобы я мог терзать себя вопросом «Чем это они там так долго занимаются?» и сожалеть о том, что оставил их наедине. Наверняка ведь ничего не было, просто Алессьер решила снова поиздеваться надо мной. Интересно, с чего я так на эти издевательства реагирую? Непривычно и немного неприятно. Она со мной играет, как кошка с мышкой, и похоже, не осознает масштаба собственной игры. Как и я.



 
 

<<...