«Это призрак, Лесс…» Альен подошел ближе, и Шепчущие встали полукругом, разли



«Это призрак, Лесс…»
Альен подошел ближе, и Шепчущие встали полукругом, разливая свою песню, в которой я пыталась разобрать знакомые слова. Полуэльф чуть улыбнулся, совсем как при жизни, а у меня перед глазами все стояла лесная поляна, усыпанная алыми и золотыми осенними листьями, темная, неохотно впитывающаяся в холодную землю багряная кровь и трепещущие на хлестком ветру снежно-белые оперения стрел.
– Я не успела… совсем немного, – пробормотала я, глядя на Альена, который, казалось, когда-то давно был для меня почти всем.
Это его дочь я сейчас прячу на северо-востоке страны от сидхе и всех, кто захочет ее найти. Его – и женщины, которую он пообещал оберегать. Он тоже не сдержал обещания, просто не сумел.
Кем я была для него? Огнем, на который летит мотылек. Любовь яркая и на первый взгляд поверхностная. Он всегда говорил мне, что смерти нет, что это всего лишь шаг в бессмертие. Он грустно улыбался и качал головой, думая, что мне не идет убивать. Он целовал мои губы и шептал, что любит. Безмерно. Бессовестно. Безответно, потому что Танцующая не может любить. Общепризнанный миф, который я не стала развеивать.



 
 

<<...