Завершая свою тираду, он внимательно смотрел мне в глаза. На моем лице не дрогну



Завершая свою тираду, он внимательно смотрел мне в глаза. На моем лице не дрогнул ни один мускул. Дрейк искренне ненавидел свое имя, но при том гордость не позволяла ему ни поменять, ни исказить его. Эдгар ограничивался тем, что вызывал на дуэль всякого, кто рисковал смеяться над его именем, не делая исключения ни для друзей, ни для тех, кто выше его по социальному положению. Послабление делалось только для женщин. Дрейк совершенно искренне считал их слабым полом и порой делал это настолько убедительно, что очаровывал даже обе половинки самок эттинов.
– Как я понял из твоей речи, корабль был не только успешно поименован, но и прошел полный курс испытаний, так? И как, позволь спросить, ты его назвал? И нет ли нареканий к той части работы, которую я все-таки сделал?



 
 

<<...