«Не подавись». И не надейся. Прожевав один из бутербродов, я достала стопку ч



«Не подавись».
И не надейся.
Прожевав один из бутербродов, я достала стопку чистых бинтов и, сняв рубашку, повернулась к зеркалу, вделанному в дверцу шкафа.
«У-у-у-у-у-у-у…» – издыхающим от старости волком завыл Фэй у меня в голове.
Именно.
В нескольких местах, особенно на боку и бедре, бинты промокли, и сейчас на когда-то белой ткани расплывались фиолетово-багряные пятна крови. М-да. Может, стоило наложить швы на раны?
«Не вижу необходимости. Заживление протекает хорошо, признаков воспаления нет. Просто смени повязки, завтра раны уже затянутся настолько, что превратятся в полосы шрамов. Но и они, полагаю, исчезнут, а не останутся у тебя на всю оставшуюся».
И то радость.
Следующие пятнадцать минут я занималась тем, что отклеивала от ран пропитавшиеся подсохшей кровью бинты, обогащая словарь ругательств Фэя, а потом накладывала чистые повязки. Впрочем, стоило мне только с этим делом закончить и сбросить на ковер грязные бинты, как в дверь снова постучали.



 
 

<<...