Я сходил с ума от страсти и наслаждения. Я обладал ею. Я отдавался ей. Она обладал



Я сходил с ума от страсти и наслаждения. Я обладал ею. Я отдавался ей. Она обладала мною. Она отдавалась мне. Вся. Целиком. Без остатка…
Лесс вздрогнула, ее вскрики на миг захлебнулись, а в уголках глаз блеснули слезы… не прозрачные, как у человека… а голубоватые, отчего казалось, что ее глаза на миг затянулись блестящей голубой пленкой… Она вцепилась пальцами в мою ладонь, как в свои квэли часом ранее, как утопающий хватается за доску, или не в силах удержаться на скале…
Я в ответ крепко ухватил ее ладонь и сам дошел до пика наслаждения… заполняя ее окончательно… чувствуя слияние… Я прорычал что-то сквозь сжатые зубы и, обессилевший, опустился рядом с девушкой.
Она несколько секунд смотрела затянутыми голубоватой пленкой слез глазами куда-то в небо, словно ища там не то невидимую пока звезду, не то еще что, а потом попросту отключилась, будто бы окончательно истратив все свои силы. Голубые слезы скатились из-под опущенных ресниц по щекам, оставляя чуть заметные следы на белой коже. Рубиновый глаз браслета загорелся ярче, помогая владелице восстановиться. Но даже в состоянии, близком к сну-смерти, она не отпустила мою ладонь.



 
 

<<...