– Понимаю. И это ранит сильнее меча – и раны заживают дольше. Поэтому – постой



– Понимаю. И это ранит сильнее меча – и раны заживают дольше. Поэтому – постой минуту, погрейся, а затем пойдем к Тролю, он тебе свою настойку нальет, или не стоит… Странное что-то творится, – резюмировал я.
– Я знаю Тираэля почти столько же, сколько ты живешь на этом свете… Если, конечно, не считать твоего сна… – Она улыбнулась уголками рта. – Ладно, пойдем, спящая красавица. Со своими проблемами я как-нибудь сама разберусь.
– Уговорила, только пол уточнить не забудь, а то конфуз выйдет. – Я попытался улыбнуться. Не получилось, что и неудивительно, ибо на душе не было ни капли веселья, но это не помешало нам под руку войти на постоялый двор.
За обедом настроение Лесс все-таки повысилось, в чем заслуга, увы, не столько моя, сколько Эрин. Думаю, что нужно быть совсем бессердечным, чтобы попытаться хоть как-нибудь обидеть этого ребенка. А уж восхищаться ее детской непосредственностью просто обязан любой остроухий. Они живут достаточно долго, чтобы ценить все, что, по их мнению, мимолетно. Полет бабочки. Шум ветра. Чужую жизнь… И чужую смерть. И тем и другим они способны наслаждаться очень долго, позволяя «насладиться» этим еще и жертвам своего внимания…



 
 

<<...