«Тогда я еще нескоро смогу заняться твоей рукой, а у тебя сильный ожог… я винова



«Тогда я еще нескоро смогу заняться твоей рукой, а у тебя сильный ожог… я виноват, не уследил… слишком на силовой волне сконцентрировался», – сокрушенно пробормотал браслет.
Потерплю, бывало и хуже. Гораздо, гораздо хуже…
Я поудобнее переложила Эрин у себя на коленях и плотнее укутала ее своим плащом. Рубиновый глаз Фэя мерцал в полумраке, серебристых нитей, протягивавшихся от него к девочке, становилось все больше, но самое главное, что моей дочери становилось лучше – ее запястье лежало в моей ладони, и я ощущала, как пульс под тонкой кожей бьется все сильнее и увереннее.
Будет жить. Непременно будет.
А тех тварей, которые посмели поднять на нее руку, – уже нет. Они мертвы, просто еще не знают об этом.
И Тираэль пока не знает, что уже одной ногой стоит в могиле. Пока не знает. Ничего, в ближайшую нашу встречу, которая, я просто уверена, состоится очень скоро, я сама сообщу ему это пренеприятнейшее известие.



 
 

<<...

 

.