У нее задрожали плечи, а секунду спустя с ее губ сорвался резкий, неприятный сме



У нее задрожали плечи, а секунду спустя с ее губ сорвался резкий, неприятный смешок, который грозил перерасти в истерический хохот, что, собственно, и случилось. Сидхе буквально сползла по стенке, смеясь до слез, вот только смех этот был совсем невеселый. Скорее так смеются на пороге отчаяния, когда терять-то уже нечего, а впереди – преотвратнейшие перспективы.
Я встал рядом с ней на колени, обнимая ее, прижимая к себе и гладя по голове:
– Лесс… Все будет хорошо… Правда-правда.
Смех оборвался так резко, что я поневоле вздрогнул. Сидхе медленно подняла на меня глаза, в которых не было ни следа веселья.
– Надеюсь, это последняя шутка подобного рода.
– Пора бы уж привыкнуть. Я такими вещами не шучу. Никогда. Тем более что у меня-то как раз времени меньше, чем у тебя. Если, конечно, не надеяться на невозможное.



 
 

<<...