– Слушай, что за блядовоз такой? - не выдержал я. - Звучит красиво, но ни фига не п



– Слушай, что за блядовоз такой? - не выдержал я. - Звучит красиво, но ни фига не понял.
– Это еще одна песня про родину. Сейчас вот пивка еще попьем, и пойдем в ней последний куплет допевать. Увертюра к этой опере такая: получался тут поначалу демографический перевес в сторону мужского контингента. Мужики более склонны лучшей доли искать на стороне. А с женщинами сложнее - домовиты, оседлы. Ехали и женщины, конечно, но гораздо меньше. И вербовщики там, что повадились делать - проституток прямо с улиц сюда закидывать. Добровольно-принудительно. Наловят, всем медосмотр, и какие здоровые - пинком сюда, мешок с вещами на первое время вручат и тысячу экю. Подают под соусом - "Каждый имеет право на второй шанс". Ну, может, что и есть в этом благородное, вдаваться не буду. Говорят, что половина их, даже больше, и правда к нормальной жизни здесь вернулись, грешно врать. Ну а вторая половина так и осталась при своих занятиях в той или иной форме. Хохлушка эта, что пиво носит, тоже ведь из таких. Разве что профессия теперь поприличней, все же. А закинули ее сюда из Москвы. А весь поток переселенцев через этот городок идет. И образовалась тут банда сутенерская из всякой мрази - какие то цыгане румынские, албанцы, молдаване затесались. Принимают их всех здесь, разводят, бабки отбирают и на работу определяют. И уже неважно, что ты там дальше делать собиралась, а будешь тут в борделе шуршать.



 
 

<<...