Из какой то боковой каморки высунулась размалеванная тетка лет сорока, от котор



Из какой то боковой каморки высунулась размалеванная тетка лет сорока, от которой так перло пудрой (именно пудрой, не духами, я знаю разницу), что меня чуть не вывернуло. Интеллигентный Владимирский схватил ее за волосы, выволок из двери, дал пощечину, чтобы прекратить ультразвуковой визг, и спросил ее:
– Где Флориан, падла? Флориан где?
Дама зарыдала, сразу же залившись тушью до самого низа отвислых щек, и ткнула пальцем в сторону лестницы, ведущей на второй этаж. Владимирский втолкнул ее обратно в каморку, дав попутного поджопника, от которого вся задница дамы, сделавшая бы честь и бегемоту, пришла в хаотичное движение, вошел следом. Что-то загрохотало, музыка взвыла и замолкла. Вместо дамы из каморки вылетел тощий хлыщ в бейсбольной кепочке. Поочередно наткнулся на колено Немцова, локоть, кулак и колено Быхова, и сполз по стенке. Михаил снова присоединился к нам, и мы поднялись по лестнице.



 
 

<<...