– А что там в сковородке? – Фахитас. Будешь? – Спрашиваешь! – Уже готово.



– А что там в сковородке?
– Фахитас. Будешь?
– Спрашиваешь!
– Уже готово. Собиралась тебя звать.
Я быстренько побежал в ванную отмывать руки от ружейной смазки. Проголодался, оказывается. Пока мылся - тортильи переместились на стол, и туда же бухнулась сковорода с шипящей смесью мяса, лука, чеснока, сладкого перца, томатов, чили и острого перца jalapeсo, который muy picante. Рядом красовались розетки с гуакамоле, тертым сыром и сметаной, называемой тут на французский манер "крем фраше". Кушать подано, резвись - не хочу.
– Mi Amor, ты просто мысли читаешь.
– Мысли о еде у тебя даже читать не надо. Да и читать их скучно, ты лучше о другом думай, о чем читать интересно.
– Для этого сначала сил набраться надо. Вот таким вот манером…
Я схватил тортилью, навалил в нее содержимого сковороды, засыпал сыром, плюхнул гуакамоле и облив все сметаной, свернул в трубку. И вцепился зубами. И так, одну за другой, штуки четыре умял, почти рекорд для меня. Наелся. И вместо мыслей, которые Бониту радуют, стал думать и излагать другие, которые радуют Штаб группировки.



 
 

<<...