А вот почт я стал бояться. Придет вот телеграмма с Базы "Россия", что мне тогда де



А вот почт я стал бояться. Придет вот телеграмма с Базы "Россия", что мне тогда делать?


Суверенная Территория Техас, город Аламо. 22 год, 29 число 6 месяца, суббота, 17.30.

Когда я собрался нести отсылать бандероль с диском, Мария Пилар дала мне еще текст телеграммы, адресованной аж в Сао-Бернабеу. Вот какими вензелями у нее канал связи извивается. Взял, глянул - текст на португальском. Милая, ты еще и полиглот. Испанский язык с португальским хоть и родственные, но все же весьма разные, тоже учить надо.
До почты я решил пройтись пешком, растрясти съеденное. Да и развлечение какое никакое, а то после почты опять туда, в магазин, разборка-сборка, чистка-смазка. Работа теперь такая. Жара была еще в разгаре, но народу на улицах много, суббота все же. На Главной улице вообще столпотворение было, по местным меркам. Во всех барах и ресторанах битком. А почта открытой оказалась, только вместо той тетки, которую мы с Владимирским сколопендрой пугали, сидел дедок в красной кепочке. Я у него упаковку для бандероли попросил, и текст телеграммы отдал. На бандероли написал адрес в Демидовске, Русского Промышленного банка, заплатил за услуги связи. А дедок возьми, да и узнай меня - он, оказывается, тоже пострелять любит, был на церемонии вручения карт и пистолетов. Обрадовался, руку пожал, назвал по всякому, но хорошо назвал, без гадостей. Популярным становлюсь. Народным героем, как Сухэ-Батор местный. Нет, скорее Уайатт Эрп. Скоро памятник поставят, на главной площади, на коне и с саблей. Нет, стиль не тот. Здесь подойдет некто уезжающий в закат с красоткой за седлом и "Кольтами" как у Джо в кобурах. А чего это я ерничаю? А, понятно. Чтобы не думать о телеграммах. Что до сих пор написать боюсь. Ладно, я на неделе обязательно напишу. Вот с операции вернусь - и в тот же день. И так, топ-топ-топ к выходу, на улицу.



 
 

<<...