Мы разгрузили машины, сняли пулеметы с турелей вместе с опечатанными чехлами, п



Мы разгрузили машины, сняли пулеметы с турелей вместе с опечатанными чехлами, после чего я послал Раулито отвести братьев Рамирес домой, а мы с Марией Пилар поехали в "Арарат".
В мотеле нас встретил сам Саркис, увидев заезжающие на площадку уже знакомые ему "Перенти". Саркис жал руки мне, раскланивался перед Бонитой, был отчаянно гостеприимен и звал к немедленному ужину, содержанием которого обещал заняться сам. В конце концов, согласился отпустить нас на пару часов в домик, который я уже не сдавал, а постоянно держал за собой, разумеется, взяв клятву, что мы даже не подумаем ужинать в другом месте, да еще и деньги за это платить.
Мы отправились к домику, прихватив у Саркиса еще один ключ, для Бониты. Побросали вещи, долго-долго мылись вдвоем под душем, и с нас текла такая грязная вода, какую только можно увидеть на автомойке во время оттепели в Москве. В общем, мы не только мылись, и нам было в душе хорошо, а в спальне на кровати оказалось ничуть не хуже, как когда-то, в первый день моего с ним знакомства, пророчил Саркис. В результате и без того изрядный аппетит приобрел просто нечеловеческие масштабы, и к ужину в ресторан мотеля мы почти бежали.



 
 

<<...