– Нет, просто я никогда бы не подумал, что эта девушка может питать теплые чувст



– Нет, просто я никогда бы не подумал, что эта девушка может питать теплые чувства к кому-нибудь, кроме себя. Первый "ти", кстати. Машину здесь бросим, ее заберут. Тут приятно прогуляться.
– Не возражаю.
Карт остановился практически рядом с двумя желтыми шарами, обозначавшими линию первого удара.
– Разыграем? - Родман достал монетку, и покрутил ее в пальцах.
Британский пятидесятипенсовик, новенький, прямо оттуда. Хотя он - американец. И Родман сам, как эта монета - молодой, холеный, с прекрасным произношением, ухоженные руки, тонкие пальцы с несколько длинноватыми, только прошедшими маникюр, ногтями. Прекрасная стрижка, свидетельствующая, что обладатель оной - джентльмен. Ни на руках, ни на лице - ни единого шрамика, только веснушки на белой коже. Точно, не били в жизни ни разу. В колледже, может, постукался в перчатках на "поединке джентльменов" разок, и достаточно. Зато умен и хитер. Ин-три-ган. Как я и надеялся. Весь жизненный путь на лице написан. Закрытая школа, затем - скорее всего Гарвард, произношение - типичный янки. Изучал право, естественно. Иначе и быть не могло. Студенческое братство, "fraternity", которое плодит удивительных уродов - "дедовщина" чистой воды, зато со связями и страшным самомнением. Потом работа в юридической компании, большой, затем стал партнером. Связи, интриги и умение пролезть куда угодно привели его в Орден. Впрочем, может, само братство их в орден и отправляло. По слухам, нынешний президент американский в какие только общества тайные не влез, в бытность свою в студенческом братстве, где блистал не умом, а лишь пристрастием к алкоголю. А теперь уже и не поймешь, кто им, двоечником, крутит.



 
 

<<...