– Хорошо. - кивнул он. - Но вы дорого цените свою работу. – Разумеется. - соглас



– Хорошо. - кивнул он. - Но вы дорого цените свою работу.
– Разумеется. - согласился я. - А вы хотите изменить ход истории по дешевке?
Дальше перешли к деталям, и так добрались до восемнадцатой лунки. Родман так и вел в один удар. Восемнадцатая была непростой. фэрвей прерывался в середине большим прудом, затем целая сеть бункеров окружала грин. Играть надо было очень аккуратно, учитывая то, что пар лунки был три.
Мы оба довольно удачно перекинули мячи через пруд, а вот на грин Родман сыграл точнее. Сантиметров сорок до флага, детский удар. Мой мяч упал метрах в четырех, с недолетом. Плохо.
На грине выяснилось, что позиция моя даже хуже, чем я предполагал. Грин шел под уклон, а бить дальние патты легче вверх, чем вниз. Проще рассчитать траекторию и силу удара. И вообще грин был сложным, с несколькими переломами. Я целился минут пять наверное. Мяч покатился, задел край лунки, крутанулся по нему - и упал внутрь. Есть контакт! А вот Родман не забил. Знаете почему? Потому что самый простой удар, самое простейшее действие в гольф, как и во всем другом, надо выполнять с тем же тщанием, как и сложное. Именно так Тайгер Вудс проиграл Крису Ди Марко последнюю игру в "Augusta Open". Поленился тщательней целиться, простенький был удар. И промахнулся. А Родман из сорока сантиметров не добил всего на пару, небрежничал, уже чувствовал, что победил. И счет сравнялся. Тщательнее надо, ребята, как говорил Жванецкий.



 
 

<<...