Я не стал никому говорить о той услуге, которую нам решила оказать Светлана. Р




Я не стал никому говорить о той услуге, которую нам решила оказать Светлана. Разумеется, как сотрудник разведуправления, я должен был информировать руководство об этом, но все же решил этого не делать. Мы с Марией Пилар работаем на большую политику маленького мира, а даже в большом мире нет ничего более изменчивого, чем политика. И нет никого более уязвимого, чем носители многочисленных секретов и тех, кто выступал в роли инструмента влияния на политику. Ничего не хочу сказать плохого о Коле Барабанове, например, но… как говорится - на Аллаха надейся, а верблюда привязывай. Пусть это будет нашей маленькой тайной.
Я до сих пор не выдал свой контакт в Ордене, иными словами - о Светлане знаю только я и отчасти - Бонита. И не собираюсь отдавать ее разведуправлению в будущем. Слишком много личного в нашей нынешней с ней связи, и то, что было в прошлом, не дает мне права и желания подпускать к ней наше управление. Они, управления эти, излишними сантиментами не обременены, а подходят ко всему исключительно с позиций банального практицизма. Но есть у них добрая традиция, причем у всех - если контакт работает с одним агентом, и работать с другими отказывается, то так тому и быть.



 
 

<<...