– Руководство знает? – Никто не знает, и знать не должен. Никогда. – Ты им н



– Руководство знает?
– Никто не знает, и знать не должен. Никогда.
– Ты им не доверяешь? - в голосе послышалось удивление.
– Я доверяю Барабанову. - ответил я. - Доверяю как себе. Доверяю его командиру, но уже меньше, потому что знаю его меньше. И я совсем не знаю людей, которые командуют ими. И вообще, я не доверяю до конца ни одному представителю, ни одной власти в мире. Иногда враждующие политики договариваются, иногда - меняют свои взгляды на то, что хорошо, и что плохо. Не хочется оказаться в глупой ситуации.
– Не знаю, может быть, ты и прав. - неуверенно сказала она.
На этом мы и остановились, после чего почти мгновенно уснули.
На следующий день занятия продолжились. Мы с Бонитой и с Брауном на штурвале вновь носились между плавающих мишеней, расстреливая их из шведских винтовок. Остальные занимались под руководством Раулито, доводя до автоматизма работу с взрывчаткой на судне. Ночью же мы перешли к самой сложной версии захвата судна. Смит и Браун находились на борту "Орки" в роли часовых, старающихся обнаружить нас и осветить прожекторами. Со своей же стороны мы должны были скрытно подходить к судну, обнаруживать этих самых часовых, условно уничтожать их и производить высадку.



 
 

<<...