Показался край волнолома с небольшим маяком на нем и антенной радиомаяка. Наш т



Показался край волнолома с небольшим маяком на нем и антенной радиомаяка. Наш траулер обогнул стенку, образованную наваленными валунами и вышел в открытое море, точнее - в Большой залив. Хотя, если честно, заливом назвать это было сложно - размерчиком залив был во всю Средиземку, может быть немножко поменьше.
В правую скулу корпуса ударила небольшая волна, судно покачнулось. Капитан прибавил ходу, и траулер, немножко осев на корму, начал набирать ход. Плеск бьющихся в корпус волн стал чаще, но судно пошло ровней, теперь уже просто разрезая мелкую волну форштевнем.
Бонита кивнула мне в сторону ходового мостика и тихо спросила:
– Поднимемся, посмотрим?
– Пошли.
Мы встали из-за стола, поднялись по трапу на ходовой мостик. Капитан Соуза сидел на высоком вращающемся кресле с прямой спинкой и округлыми подлокотниками. Перед ним, на наклонной панели, светились несколько экранов и три группы циферблатов. Большое никелированное рулевое колесо замерло в одном положении, видимо, судно управлялось автопилотом. Справа от капитана из отдельного ящика торчали рычаги машинного телеграфа… или это на больших кораблях телеграф, а на таких - сектор газа? А черт его знает, не учили меня морским премудростям.



 
 

<<...