Пока пленные таскали и выбрасывали за борт трупы, я отвел на ходовой мостик капи



Пока пленные таскали и выбрасывали за борт трупы, я отвел на ходовой мостик капитана Абу Фуада, где и вознамерился с ним побеседовать. Капитан, судя по выражению лица, беседовать не хотел, но и не беседовать боялся. Поэтому на вопросы все же старался отвечать. Из его ответов я выяснил, что запаса топлива, пресной воды и продуктов на борту судна с избытком хватит на то, чтобы пересечь Большой Залив во всех направлениях несколько раз. Капитан с готовностью назвал мне шифр к сейфу, где хранился судовой журнал, и куда он убрал принятые на хранение от командовавшего охраной офицера бумаги на груз. Капитан выказал полную готовность вести судно туда, куда ему скажут. Его готовность к сотрудничеству начала слабеть лишь тогда, когда я начал задавать вопросы о тюремных камерах в носовых отсеках судна. С этого момент он начал стесняться откровенничать и перешел к рассказам о том, что мол планировалась возможность использовать судно в качестве тюремного, и еще что-то в этом духе.



 
 

<<...