– Я понял, сеньор. – Вперед! Я сам бросился обратно к судну, прихватив заодн



– Я понял, сеньор.
– Вперед!
Я сам бросился обратно к судну, прихватив заодно все пять СВД-С и кучу магазинов к ним. Магазины прямо в упаковках затолкал в какую-то брезентовую сумку, повесив ее на плечо, а винтовки навалил на руки как дрова и так понесся к трапу.
Суета вокруг впечатляла. Тащили все, что успевали. Раулито наладил настоящий конвейер из бывших узников, которые взялись за работу не то что с удовольствием, а даже с каким-то ликованием. Все тяжелое, вроде ящиков с боеприпасами, тащили с непонятными, но оптимистичными африканскими песнями. Джозеф Мпота добыл себе где-то свисток, которым привлекал внимание, когда требовалось отдать приказ, повесил на плечо стволом вниз "Калашников" поверх снятой с трупа окровавленной разгрузки, и выглядел как вполне заправский африканский борец с колониальным игом. Или чем-то там еще. И тот же Джозеф догадался "припахать" пленных из технического персонала лагеря, а их было, худо-бедно, целых двенадцать человек. Работа пошла энергичней.



 
 

<<...