– Маноло, на мостик, здесь тяжелый "трехсотый"! Лейтенант Рибейра, к тяжелому пу



– Маноло, на мостик, здесь тяжелый "трехсотый"! Лейтенант Рибейра, к тяжелому пулемету заряжающим!
– Есть!
– Да, сеньор!
Слышу шаги Маноло, как он топает по фиберглассовым ступенькам трапа, вбегает на мостик, падает на колени, прямо на окровавленную палубу, наваливается на катающегося по ней индийца, начинает вместе с Пако накладывать ему жгут. Пако тоже досталось, по лицу стекает кровь. Рассекло мелкими осколками металла, выбитыми тяжелыми пулями из броневого пояса. А я с ним, наверное, как близнец сейчас, кровь уже по шее течет.
– Приготовиться к маневру! Теперь влево! - крик шкипера в наушниках и просто рядом. - Маневр!
Вскакиваю, швыряю себе на плечо гранатомет, снова ловлю в прицел то место, где должен быть этот чертов катер с пулеметами. Вот сейчас… сейчас… сейчас… Чувствую, как заваливается в крен "Нинья", совершая маленький, единственно допустимый поворот в таком узком месте, но немножко все же сбивая заранее выставленный прицел вражеским пулеметчикам, давая нам лишнюю секунду жизни. Выскакивает из поля зрения прицела, как из кадра, последний сгусток кудрявой зелени острова, открывается серый борт катера, мне даже кажется, что пулеметчик немного дернулся, подпрыгнул, обнаружив, что ствол его М2 целится чуть в сторону, просто в пространство. Нажимаю спуск, снова чуть глохну от взрыва ускорителя в трубе, и вижу рядом шлейф второго снаряда, стартующего из трубы РПГ, и все та же рука опять поднимает переднюю часть моего оружия и снова отпускает.



 
 

<<...